В ХОДЕ РЕАЛИЗАЦИИ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ...

В ХОДЕ РЕАЛИЗАЦИИ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ, ПРОСВЕТИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ, НАПРАВЛЕННЫХ НА БОРЬБУ С ПРОЯВЛЕНИЯМИ КОРРУПЦИИ, А ТАКЖЕ ПОПУЛЯРИЗАЦИЮ.

Модуль 6. Юридическая ответственность за коррупционные правонарушения.

Вопрос 1. Виды юридической ответственности за коррупционные правонарушения.

Лица, виновные в нарушении законодательства РФ о государственной гражданской службе РФ, привлекаются к ответственности в порядке, установленном Федеральным законом № 79-ФЗ и другими федеральными законами (статья 68 Федерального закона № 79- ФЗ).

Кроме того, в соответствии со статьей 13 Федерального закона № 273-ФЗ граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Физическое лицо, совершившее коррупционное правонарушение, по решению суда может быть лишено в соответствии с законодательством РФ права занимать определенные должности государственной и муниципальной службы.

Понятию «коррупционное правонарушение» определение в Законе о противодействии коррупции не дано, но в определении понятия «коррупция» перечислены противоправные действия, являющиеся наиболее рельефным проявлением коррупции, — злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп. Если совершенным коррупционным правонарушением (уголовного, административного, дисциплинарного характера) причиняется имущественный ущерб, то возникают деликтные обязательства (обязательства вследствие причинения вреда).

Ответственность физических лиц.

Ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения установлена статьей 13 Федерального закона «О противодействии коррупции». Граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Соответствующие выдержки из нормативных правовых актов приведены в Приложении 1 к настоящим Методическим рекомендациям. В части 2 ст. 4 Закона о противодействии коррупции регламентирована ответственность иностранных граждан, лиц без гражданства, не проживающих постоянно в России, и иностранных организаций, обвиняемых (подозреваемых) в совершении коррупционных правонарушений за пределами России.

Согласно ч. 2 ст. 4 Закона о противодействии коррупции иностранные граждане, лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, иностранные организации, обвиняемые (подозреваемые) в совершении коррупционных правонарушений за пределами России, подлежат ответственности в соответствии с законодательством РФ в случаях и порядке, которые предусмотрены международными договорами РФ и федеральными законами. Данная норма основана на положениях ст. 42 «Юрисдикция» Конвенции ООН против коррупции и заявлении, сделанном при ратификации данной Конвенции упоминавшимся выше Федеральным законом от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ.

В частности, статьей 42 названной Конвенции ООН в отношении юрисдикции предусмотрено следующее (подобное регулирование содержит и статья 17 «Юрисдикция» Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ETS № 173)):

— каждое государство-участник принимает такие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы установить свою юрисдикцию в отношении преступлений, признанных таковыми в соответствии с Конвенцией, когда:

  1. a) преступление совершено на территории этого государства-участника; или b) преступление совершено на борту судна, которое несло флаг этого государства-участника в момент совершения преступления, или воздушного судна, которое зарегистрировано в соответствии с законодательством этого государства-участника в такой момент (п. 1);

— при условии соблюдения ст. 4 Конвенции государство-участник может также установить свою юрисдикцию в отношении любого такого преступления, когда: a) преступление совершено против гражданина этого государства-участника; или b) преступление совершено гражданином этого государства-участника или лицом без гражданства, которое обычно проживает на его территории; или c) преступление является одним из преступлений, признанных таковыми в соответствии с п. 1 «b(ii)» ст. 23 Конвенции, и совершено за пределами его территории с целью совершения какого-либо преступления, признанного таковым в соответствии с п. 1 «a(i)» или 1 «a(ii)» или 1 «b(i)» ст. 23 Конвенции, на его территории; или d) преступление совершено против этого государства-участника (п. 2);

— для целей ст. 44 Конвенции каждое государство-участник принимает такие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы установить свою юрисдикцию в отношении преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, находится на его территории и оно не выдает такое лицо лишь на том основании, что оно является одним из его граждан (п. 3);

— каждое государство-участник может также принять такие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы установить свою юрисдикцию в отношении преступлений, признанных таковыми в соответствии с Конвенцией, когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, находится на его территории и оно не выдает его (п. 4);

— если государство-участник, осуществляющее свою юрисдикцию согласно п. 1 или 2 данной статьи, получает уведомление или иным образом узнает о том, что любые другие государства-участники осуществляют расследование, уголовное преследование или судебное разбирательство в связи с тем же деянием, компетентные органы этих государств-участников проводят в надлежащих случаях консультации друг с другом с целью координации своих действий (п. 5);

— без ущерба для норм общего международного права настоящая Конвенция не исключает осуществления любой уголовной юрисдикции, установленной государствомучастником в соответствии со своим внутренним законодательством (п. 6).

При ратификации Конвенции ООН против коррупции Федеральным законом от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ сделано следующее заявление: Россия обладает юрисдикцией в отношении деяний, признанных преступными согласно ст. 15 «Подкуп национальных публичных должностных лиц», п. 1 ст. 16 «Подкуп иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций», ст. 17 «Хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование имущества публичным должностным лицом», ст. 18 «Злоупотребление влиянием в корыстных целях», ст. 19 «Злоупотребление служебным положением», 21 «Подкуп в частном секторе», ст. 22 «Хищение имущества в частном секторе», п. 1 ст. 23 «Отмывание доходов от преступлений», ст. 24 «Сокрытие», 25 «Воспрепятствование осуществлению правосудия» и 27 «Участие и покушение» Конвенции, в случаях, предусмотренных пунктами 1 и 3 ст. 42 Конвенции. Рассматриваемая норма соответствует установленному в положениях ст. 12 УК РФ принципу действия уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов России. В соответствии с ч. 3 указанной статьи иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, совершившие преступление вне пределов России, подлежат уголовной ответственности по данному Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов России либо гражданина РФ или постоянно проживающего в России лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором РФ, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории РФ.

Ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения.

Ст. 14 Закона о противодействии коррупции регламентирует ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения, что предопределено необходимостью выполнения соответствующих международных обязательств России, вытекающих, в частности, из Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию.

В целях создания механизма ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения в ч. 1 ст. 14 Закона о противодействии коррупции установлена общая норма, согласно которой в случае, если от имени или в интересах юридического лица осуществляются организация, подготовка и совершение коррупционных правонарушений или правонарушений, создающих условия для совершения коррупционных правонарушений, к юридическому лицу могут быть применены меры ответственности в соответствии с законодательством РФ. Одновременно в соответствии с Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» КоАП РФ дополнен нормами, устанавливающими административную ответственность юридических лиц за такие правонарушения.

В частности, в данный Кодекс включены статьи 19.28 «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица» и 19.29 «Незаконное привлечение к трудовой деятельности либо к выполнению работ или оказанию услуг государственного или муниципального служащего либо бывшего государственного или муниципального служащего»). В части 2 ст. 14 Закона о противодействии коррупции применительно к ответственности за совершение коррупционных правонарушений воспроизведена общая норма ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ, согласно которой назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

Следует отметить, что в таком дублировании не видится особой необходимости, поскольку согласно ст. 1.1 КоАП РФ законодательство об административных правонарушениях состоит из данного Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ об административных правонарушениях. Более того, с учетом же положений ст. 1.3 КоАП РФ норма ч. 2 ст. 14 Закона о противодействии коррупции может содержаться только в данном Кодексе. В то же время необходимо учитывать то, что норма ч. 2 ст. 14 Закона о противодействии коррупции основывается и на приведенных выше положениях п. 3 ст. 26 Конвенции ООН против коррупции и п. 3 ст. 18 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ETS № 173).

Представляется уместным упомянуть, что разъяснения о применении ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ даны в п. 15 Постановления Пленума ВС России от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях»: в соответствии с ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ в случае совершения юридическим лицом административного правонарушения и выявления конкретных должностных лиц, по вине которых оно было совершено (ст. 2.4 КоАП РФ), допускается привлечение к административной ответственности по одной и той же норме как юридического лица, так и указанных должностных лиц; при определении степени ответственности должностного лица за совершение административного правонарушения, которое явилось результатом выполнения решения коллегиального органа юридического лица, необходимо выяснять, предпринимались ли должностным лицом меры с целью обратить внимание коллегиального органа либо администрации на невозможность исполнения данного решения в связи с тем, что это может привести к совершению административного правонарушения; поскольку КоАП РФ не предусматривает в указанном случае каких-либо ограничений при назначении административного наказания, судья вправе применить к юридическому и должностному лицу любую меру наказания в пределах санкции соответствующей статьи, в том числе и максимальную, учитывая при этом смягчающие, отягчающие и иные обстоятельства, влияющие на степень ответственности каждого из этих лиц; привлечение к уголовной ответственности должностного лица не может в силу ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ служить основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности.

Положения ст. 14 Закона о противодействии коррупции об ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения в соответствии с ее ч. 3 распространяются на иностранные юридические лица в случаях, предусмотренных законодательством РФ (понятие «иностранные организации» определено в ч. 2 ст. 4 Закона о противодействии коррупции: иностранные юридические лица, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, а также их филиалы и представительства).

При этом подлежит применению общая норма ч. 1 ст. 2.6 КоАП РФ, согласно которой иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица, совершившие на территории России административные правонарушения, подлежат административной ответственности на общих основаниях.

Следует отметить, что часть 3 указанной статьи отсылает к нормам международного права только в отношении разрешения вопроса об административной ответственности иностранного гражданина, пользующегося иммунитетом от административной юрисдикции РФ в соответствии с федеральными законами и международными договорами РФ и совершившего на территории России административное правонарушение. Необходимо также учитывать, что КоАП РФ согласно ч. 2 его ст. 1.1 основывается на Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах РФ.

Там же указано, что в случае, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила международного договора. Данные положения основаны на норме ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, предусматривающей, что: общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы; если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. В свою очередь, с данными положениями согласуется норма ч. 2 ст. 4 Закона о противодействии коррупции, наряду с прочим устанавливающая, что иностранные организации, обвиняемые (подозреваемые) в совершении коррупционных правонарушений за пределами России, подлежат ответственности в соответствии с законодательством РФ в случаях и порядке, которые предусмотрены международными договорами РФ и федеральными законами.

 

Вопрос 2. Гражданско-правовая ответственность за коррупционные правонарушения.

Установление гражданско-правовой ответственности за коррупционные правонарушения согласуется с положением ст. 35 «Компенсация ущерба» Конвенции ООН против коррупции, предусматривающим, что каждое государство-участник принимает такие меры, какие могут потребоваться, в соответствии с принципами его внутреннего законодательства, для обеспечения того, чтобы юридические или физические лица, которые понесли ущерб в результате какого-либо коррупционного деяния, имели право возбудить производство в отношении лиц, несущих ответственность за этот ущерб, для получения компенсации.

Гражданское законодательство предусматривает ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, но прежде всего — за счет соответствующих публично-правовых образований.

В соответствии со ст. 16 части первой ГК РФ и ст. 1069 данного Кодекса вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Там же установлено, что вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. При этом в ст. 1070 части второй ГК РФ отдельно регламентирована ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда:

вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (п. 1);

вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 данного Кодекса.

Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2).

Как предусмотрено в п. 3 и 3.1 ст. 1081 части второй ГК РФ, Россия, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда, причиненного судьей при осуществлении им правосудия, имеют право регресса к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу; Россия, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда по основаниям, предусмотренным статьями 1069 и 1070 данного Кодекса, а также по решениям Европейского суда по правам человека имеют право регресса к лицу, в связи с незаконными действиями (бездействием) которого произведено указанное возмещение. Именно об этой гражданскоправовой ответственности физических лиц за коррупционные правонарушения и приходится говорить.

Также следует отметить, что, как говорилось выше (см. комментарий к ст. 4 Закона), существует Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (ETS № 174). Выше также говорилось, что в настоящее время проводится анализ соответствия данной Конвенции правовой системе РФ и оценка возможных последствий ее подписания. В случае, если названная Конвенция Совета Европы будет подписана и ратифицирована в установленном порядке, то можно ожидать внесения изменений в законодательство РФ, предопределенных такой ратификацией. Российская Федерация, субъект Федерации, муниципальное образование, возместившее вред, причиненный работником при исполнении им служебных обязанностей, имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения (статья 1081 Гражданского кодекса РФ).

Кроме того, статья 575 Гражданского кодекса РФ содержит запрет на дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 рублей, лицам, замещающим государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Подарки, которые получены лицами, замещающими государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, муниципальные должности, государственными служащими, муниципальными служащими, служащими Банка России и стоимость которых превышает три тысячи рублей, признаются соответственно федеральной собственностью, собственностью субъекта РФ или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность.

 

Вопрос 3. Дисциплинарная ответственность служащих.

Дисциплинарная ответственность как вид юридической ответственности.

Как установлено в п. 1 ст. 30 «Преследование, вынесение судебного решения и санкции» Конвенции ООН против коррупции, каждое государство-участник за совершение какого-либо преступления, признанного таковым в соответствии с данной Конвенцией, предусматривает применение таких уголовных санкций, которые учитывают степень опасности этого преступления. Однако в п. 8 этой же статьи закреплено, что ее пункт 1 не наносит ущерба осуществлению компетентными органами дисциплинарных полномочий в отношении гражданских служащих.

Следует также отметить, что согласно п. 6 ст. 8 «Кодексы поведения публичных должностных лиц» названной Конвенции ООН каждое государствоучастник рассматривает возможность принятия, в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства, дисциплинарных или других мер в отношении публичных должностных лиц, которые нарушают кодексы или стандарты, установленные в соответствии с данной статьей.

Из положений ст. 22 и 192 ТК РФ следует, что дисциплинарная ответственность — это ответственность, к которой работодатель вправе привлечь своего работника за совершение дисциплинарного проступка, т.е. за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Трудовое законодательство не предусматривает специальных оснований для привлечения работника организации к дисциплинарной ответственности в связи с совершением им коррупционного правонарушения в интересах или от имени организации. Тем не менее, в Трудовом кодексе РФ (далее – ТК РФ) существует возможность привлечения работника организации к дисциплинарной ответственности.

К дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения относятся нарушения законодательных запретов, требований и ограничений, установленных для государственных служащих и работников в целях предупреждения коррупции, которые являются основанием для применения дисциплинарных взысканий или увольнения в связи с утратой доверия.

Основанием применения дисциплинарной ответственности является совершение работником дисциплинарного проступка — неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В соответствии с ч. 1 ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) увольнение по соответствующим основаниям.

Согласно части 2 указанной статьи федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине (речь идет о ч. 5 ст. 189 данного Кодекса, в которой предусмотрено, что для отдельных категорий работников действуют уставы и положения о дисциплине, устанавливаемые федеральными законами) для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания.

В части 2 ст. 13 Закона о противодействии коррупции указано, что физическое лицо, совершившее коррупционное правонарушение, по решению суда может быть лишено в соответствии с законодательством РФ права занимать определенные должности государственной и муниципальной службы.

Речь идет о возможности применения к физическому лицу, совершившему коррупционное преступление, такого вида наказания, предусмотренного в п. «б» ст. 44 УК РФ, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (в ч. 2 ст. 13 Закона о противодействии коррупции говорится о правонарушении, а не о преступлении, однако в рамках применения иных видов юридической ответственности наложение такой санкции не предусмотрено).

Строго говоря, норма ч. 2 ст. 13 Закона о противодействии коррупции не имеет самостоятельного значения и, по сути, отсылает к соответствующим нормам уголовного законодательства и уголовно-процессуального законодательства. Однако следует учитывать, что она согласуется с положениями Конвенции ООН против коррупции.

Так, в п. 7 ст. 30 данной Конвенции ООН предусмотрено, что, когда это является обоснованным с учетом степени опасности преступления, каждое государство-участник в той мере, в какой это отвечает основополагающим принципам его правовой системы, рассматривает возможность установления процедур для лишения на определенный срок, установленный в его внутреннем законодательстве, по решению суда или с помощью любых других надлежащих средств, лиц, осужденных за преступления, признанные таковыми в соответствии с названной Конвенцией, права: a) занимать публичную должность и b) занимать должность в каком-либо предприятии, полностью или частично находящемся в собственности государства. То, что установление в законе наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в отношении лиц, осужденных за совершение преступлений коррупционного характера, согласуется с положениями Конвенции ООН против коррупции, отмечено и в Определении КС России от 16 февраля 2006 г. № 64-О. При этом КС России отметил, что такое законодательное регулирование согласуется и с Конвенцией Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ETS № 173).

Однако указать конкретные положения данной Конвенции Совета Европы, которые имелись в виду, представляется затруднительным1 . Дисциплинарный проступок, в том числе коррупционный, является единственным основанием дисциплинарной ответственности.

Следовательно, уголовно-процессуальные действия, осуществляемые в отношении муниципального или государственного служащего, в том числе задержание, возбуждение уголовного дела, вынесение обвинительного приговора, не являются обязательным условием для наступления дисциплинарной ответственности в связи с коррупционным проступком.

Субъектом дисциплинарного проступка за невыполнение возлагаемых обязанностей, а также установленных запретов может быть гражданин, состоящий в трудовых правоотношениях с работодателем.

Субъективной стороной дисциплинарного проступка выступает вина работника в совершении дисциплинарного проступка. Она может быть в форме как умысла, так и неосторожности. При этом следует учитывать, что форма вины (умысел либо неосторожность) работника не имеет правового значения для решения вопроса о правомерности его привлечения к дисциплинарной ответственности.

Вместе с тем до принятия решения о привлечении к дисциплинарной ответственности работодатель должен установить наличие дисциплинарного проступка, наличие виновного поведения (ч. 1 ст. 192 ТК РФ), учесть тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ).

Учет всех заслуживающих внимание обстоятельств при наложении дисциплинарного взыскания за совершение дисциплинарного проступка является отражением основных принципов юридической ответственности: справедливости, равенства, соразмерности, законности, вины и гуманизма.

Объект дисциплинарного проступка — нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п. В нашем случае это невыполнение работником государственной компании или государственной корпорации возлагаемых ст. 349.1 ТК РФ обязанностей и нарушение запретов.

Причинами применения дисциплинарных взысканий к государственным и муниципальным служащим, как правило, являлись:

— непринятие мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является государственный или муниципальный служащий;

— осуществление предпринимательской деятельности;

— непредставление сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в том числе своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений.

За несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции Федеральными законами от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами, налагаются следующие взыскания:

— замечание;

— выговор;

— предупреждение о неполном должностном соответствии;

— увольнение в связи с утратой доверия.

Так, статьей 59.1 Федерального закона № 79-ФЗ, за несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции Федеральным законом № 79-ФЗ, Федеральным законом № 273-ФЗ и другими федеральными законами, налагаются следующие взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) предупреждение о неполном должностном соответствии.

Статьей 59.2 Федерального закона № 79-ФЗ предусмотрено, что гражданский служащий подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае:

1) непринятия гражданским служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;

2) непредставления гражданским служащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;

3) участия гражданского служащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;

4) осуществления гражданским служащим предпринимательской деятельности;

5) вхождения гражданского служащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории РФ их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ;

6) нарушения гражданским служащим, его супругой (супругом) и несовершеннолетними детьми запрета открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами.

Кроме того, представитель нанимателя, которому стало известно о возникновении у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия представителем нанимателя мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчиненный ему гражданский служащий.

Статьей 59.3 Федерального закона № 79-ФЗ предусмотрен следующий порядок применения взысканий за коррупционные правонарушения:

  1. Взыскания, предусмотренные статьями 59.1 и 59.2 Федерального закона № 79-ФЗ, применяются представителем нанимателя на основании доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы соответствующего государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по урегулированию конфликтов интересов, — и на основании рекомендации указанной комиссии.
  2. При применении взысканий, предусмотренных статьями 59.1 и 59.2 Федерального закона № 79-ФЗ, учитываются характер совершенного гражданским служащим коррупционного правонарушения, его тяжесть, обстоятельства, при которых оно совершено, соблюдение гражданским служащим других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты исполнения гражданским служащим своих должностных обязанностей.
  3. Взыскания, предусмотренные статьями 59.1 и 59.2 Федерального закона № 79-ФЗ, применяются не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении гражданским служащим коррупционного правонарушения, не считая периода временной нетрудоспособности гражданского служащего, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам, а также времени проведения проверки и рассмотрения ее материалов комиссией по урегулированию конфликтов интересов. При этом взыскание должно быть применено не позднее шести месяцев со дня поступления информации о совершении коррупционного правонарушения. 3.1. Взыскание в виде замечания может быть применено к гражданскому служащему при малозначительности совершенного им коррупционного правонарушения на основании рекомендации комиссии по урегулированию конфликтов интересов.
  4. В акте о применении к гражданскому служащему взыскания в случае совершения им коррупционного правонарушения в качестве основания применения взыскания указывается статья 59.1 или 59.2 Федерального закона № 79-ФЗ.
  5. Копия акта о применении к гражданскому служащему взыскания с указанием коррупционного правонарушения и нормативных правовых актов, положения которых им нарушены, или об отказе в применении к гражданскому служащему такого взыскания с указанием мотивов вручается гражданскому служащему под расписку в течение пяти дней со дня издания соответствующего акта.
  6. Гражданский служащий вправе обжаловать взыскание в письменной форме в комиссию государственного органа по служебным спорам или в суд.
  7. Если в течение одного года со дня применения взыскания гражданский служащий не был подвергнут дисциплинарному взысканию, предусмотренному пунктом 1, 2 или 3 части 1 статьи 57 Федерального закона № 79-ФЗ, или взысканию, предусмотренному пунктом 1, 2 или 3 статьи 59.1 Федерального закона № 79-ФЗ, он считается не имеющим взыскания.

Порядок применения дисциплинарных взысканий, определенный ст. 193 ТК РФ, распространяется на все случаи применения дисциплинарных взысканий, включая увольнение.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

Налагая на работника государственной корпорации и государственной компании дисциплинарное взыскание, работодатель должен иметь доказательства, подтверждающие совершение работником нарушения в виде невыполнения обязательств и нарушение запретов, предусмотренных ст. 349.1 ТК РФ.

Применение видов дисциплинарных взысканий, не предусмотренных ТК РФ, иными федеральными законами, за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.) (ч. 1 ст. 192 ТК РФ) к работникам государственных компаний и государственных корпораций не допускается.

Увольнение как дисциплинарное взыскание является наиболее строгой и крайней мерой воздействия на работника государственной компании и государственной корпорации. В ТК РФ к дисциплинарным взысканиям, в частности, отнесено увольнение работника государственной корпорации и государственной компании по основаниям п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. В соответствии с п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работодателя в связи с непринятием работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставлением или представлением неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставлением или представлением заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытием (наличием) счетов (вкладов), хранением наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владением и (или) пользованием иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя

 

Типичные основания привлечения к дисциплинарной ответственности.

Непринятие государственным, муниципальным служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он выступает, является основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности.

Пример. К. обратился в районный суд с исковыми требованиями к главному управлению МЧС России по субъекту Российской Федерации о признании незаконным протокола заседания комиссии, приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании оплаты вынужденного прогула и компенсации морального вреда. При разрешении спора суд установил, что К. замещал должность начальника отдела ГИМС ГУ МЧС России по субъекту Российской Федерации. В его должностные обязанности входили организация и контроль ежегодного технического освидетельствования баз (сооружений) для стоянок маломерных судов, а также выдача разрешений на эксплуатацию указанных баз (сооружений).

При этом жена К. являлась учредителем общества с ограниченной ответственностью «Клуб водомоторников и водолазов», на средства которого на водохранилище возведена дамба-волнолом. Установив данные обстоятельства, а также то, что К. в период прохождения службы не информировал начальника главного управления о своей личной заинтересованности в строительстве и функционировании дамбы-волнолома, мер по урегулированию конфликта интересов не принимал, суд, руководствуясь пунктом 12 части 1 статьи 15, пунктом 10 части 1 статьи 16, статьей 19, пунктом 1 части 1 статьи 59.2, пунктом 1.1 статьи 37 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», отказал К. в удовлетворении исковых требований.

Пример. П. обратилась в районный суд с иском о восстановлении на службе и об оплате вынужденного прогула. При разрешении спора судом установлено, что П. по распоряжению главы муниципального образования была назначена на должность начальника управления архитектуры и строительства района, главного архитектора района. С ней был заключен трудовой договор на неопределенный срок. В соответствии с распоряжением главы муниципального района с 19 октября 2009 года П. переведена на должность заведующего отделом архитектуры и строительства района, главного архитектора района. Судом также установлено, что согласно положениям трудового договора, дополнительного соглашения к трудовому договору и должностной инструкции П. была обязана соблюдать ограничения, связанные с осуществлением ею полномочий по занимаемой муниципальной должности, установленные для муниципального служащего, а также принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов, в письменной форме уведомлять представителя нанимателя о возникновении конфликта интересов или о возможности его возникновения, как только станет об этом известно, сообщать представителю нанимателя о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов. Как следует из должностной инструкции, в должностные обязанности П. в числе прочих входили обязанности по обеспечению разработки градостроительной документации, координации проектных работ с целью реализации комплексной застройки жилых районов, промышленнокоммунальных зон, градостроительный и архитектурный контроль за разработкой и реализацией утвержденных проектных, архитектурно-планировочных решений и комплексного благоустройства, а также курирование работы муниципального автономного учреждения архитектуры и градостроительства.

По распоряжению главы администрации муниципального образования П. была уволена с должности заведующего отделом архитектуры и строительства района, главного архитектора района на основании пункта 3 части 1 статьи 19 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (несоблюдение ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой). При разрешении спора нашли подтверждение факты, послужившие основанием для увольнения истца. Судом установлено, что градостроительные планы, разработанные на основании чертежей градостроительных планов, выполненных как ООО «СудогдаСтройПроект» (учредитель — отец истца), так и ООО «СудогдаПроект» (учредитель — сын истца), согласованы с истцом как с заведующим отделом архитектуры и строительства, главным архитектором района, при этом объем реализации выполненных муниципальным автономным учреждением архитектуры и градостроительства услуг с 2007 года по 2011 год сократился более чем на 6 млн руб., а численность работников этого учреждения уменьшилась с 36 человек до 2 человек в связи с тем, что многие граждане под влиянием П. (истца) стали обращаться в указанные выше коммерческие структуры. Кроме того, судом учтено, что П., обладая соответствующими полномочиями, участвовала в решении кадровых, финансовых и иных вопросов хозяйственной деятельности ООО «СудогдаСтройПроект», в распределении прибыли организации, в том числе дивидендов, то есть был подтвержден факт участия истца в деятельности общества. Каких-либо доказательств того, что П. в период прохождения муниципальной службы сообщала представителю нанимателя о личной заинтересованности, которая может привести к конфликту интересов, и принимала меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, суду не представлено. Руководствуясь пунктом 14 части 1 статьи 81 ТК РФ, частями 1, 2, 2.1 и 3 статьи 14.1, пунктом 3 части 1 статьи 19 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», суд отказал в удовлетворении иска П. о восстановлении на службе и оплате вынужденного прогула.

Неисполнение гражданским служащим обязанности передать в доверительное управление находящиеся в его владении ценные бумаги, акции (доли участия, паи в уставном (складочном) капитале организации) той организации, в отношении которой государственный служащий осуществляет отдельные государственные функции, образует конфликт интересов. В соответствии с частью 2 статьи 17 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79- ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в случае, если владение гражданским служащим ценными бумагами, акциями (долями участия, паями в уставных (складочных) капиталах организаций) приводит или может привести к конфликту интересов, гражданский служащий обязан передать принадлежащие ему ценные бумаги, акции (доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации. Данная обязанность распространена на сотрудников органов внутренних дел, полиции (часть 2 статьи 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции»), а также предусмотрена для муниципальных служащих (часть 2.2 статьи 14.1 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»).

Пример. По решению районного суда, оставленному без изменения апелляционным определением областного суда, отказано в удовлетворении иска Ш. к Брянской таможне о восстановлении на службе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. В судебном заседании установлено, что в соответствии с приказом от 7 февраля 2013 года истец уволен с занимаемой должности заместителя начальника отдела специальных таможенных процедур таможенного поста на основании пункта 1.1 части 1 статьи 37, пункта 1 части 1 статьи 59.2 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (в связи с утратой доверия). Обстоятельства, послужившие основанием для утраты доверия к истцу со стороны руководства, установлены проверкой, по результатам которой истец являлся учредителем коммерческой организации, осуществляющей деятельность таможенного брокера на территории Климовского района Брянской области. Согласно сведениям из базы электронных копий деклараций на товары в период с 1 января 2011 года по 31 января 2013 года в регионе деятельности Брянской таможни через автомобильный пропускной пункт коммерческая организация совершала таможенные операции, связанные с таможенным декларированием товаров, в качестве покупателя и в качестве декларанта товаров по 114 декларациям на товары. Таким образом, коммерческая организация, учредителем которой являлся истец, осуществляла функции таможенного брокера в зоне деятельности таможенного поста, о чем истец не мог не знать, что предполагает наличие у него личной заинтересованности и что могло привести к конфликту интересов. Принадлежащую ему долю (50%) в коммерческой организации истец в доверительное управление не передал. Учитывая указанные обстоятельства, суд пришел к выводу, что результатами служебной проверки подтверждается факт нарушения истцом требований, предъявляемых к государственному гражданскому служащему Федеральным законом от 27 июля 2004 года «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и Федеральным законом от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», то есть у работодателя имелись законные основания для расторжения с Ш. служебного контракта в связи с утратой доверия, и признал правомерным увольнение истца с должности заместителя начальника отдела специальных таможенных процедур таможенного поста.

В основе конфликта интересов на государственной и муниципальной службе лежит заинтересованность материального свойства.

Пример. Я. обратилась в суд с иском к управлению Росздравнадзора по субъекту Российской Федерации о признании незаконными и отмене приказов о применении дисциплинарного взыскания в виде замечания, о лишении премии, применении дисциплинарных взысканий в виде выговора, а также о признании незаконным и отмене заключения по результатам служебной проверки. Я. замещала должность начальника отдела организации контроля обращения лекарственных средств и изделий медицинского назначения территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по субъекту Российской Федерации. Причиной привлечения к дисциплинарной ответственности в виде выговора послужило то, что она не сообщила представителю работодателя о конфликте интересов либо возможности его возникновения и проводила документарные внеплановые проверки в коммерческой организации, будучи замужем за лицом, являющимся начальником отдела в указанной организации. По решению районного суда, оставленному без изменения апелляционным определением областного суда, исковые требования удовлетворены. Признавая незаконными и подлежащими отмене оспариваемые приказы, суд указал, что в основании конфликта интересов лежит материальный аспект — получение или реальная возможность получения гражданским служащим (или членами его семьи) в связи с исполнением должностных обязанностей доходов, иной материальной выгоды с учетом конкретной ситуации. В связи с этим суд не согласился с доводами представителя ответчика о том, что участие истца в документарных проверках организации, где работает ее муж, не исключает получение последним премии в виде материальной выгоды. При этом суд учел, что супруг истца не является учредителем либо руководителем коммерческой организации, отношения к деятельности по обеспечению граждан лекарственными средствами не имеет. В указанной организации и ранее проводились проверки, по результатам которых выносились предписания об устранении нарушений законодательства. Руководствуясь положениями пункта 12 части 1 статьи 15, статьи 19 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», суд пришел к выводу о том, что утверждения ответчика о возможности возникновения конфликта интересов абстрактны и не подтверждены фактическими доказательствами.

Близкое родство или свойство муниципальных служащих само по себе не является основанием для прекращения служебных отношений.

Пример. Вступившим в законную силу решением городского суда частично удовлетворены исковые требования Б. к администрации городского поселения о признании незаконным увольнения, восстановлении на службе, взыскании неполученного вследствие незаконного лишения возможности трудиться заработка и компенсации морального вреда. Суд признал незаконными увольнение Б. с должности заместителя главы администрации городского поселения и расторжение трудового договора и восстановил Б. на службе в прежней должности. Как установлено судом, между администрацией городского поселения и истцом заключен трудовой договор на неопределенный срок. В соответствии с указанным договором Б. была принята на должность муниципальной службы «заместитель главы администрации городского поселения». В соответствии со структурой организации, утвержденной решением Совета депутатов городского поселения, истец курировала вопросы жилищных отношений, молодежной политики, безопасности и взаимодействия с государственными органами власти. Позднее на должность муниципальной службы специалиста 1-ой категории администрации того же городского поселения принята Н., состоящая в браке с сыном истца. Впоследствии Н. назначена на должность муниципальной службы ведущего специалиста администрации городского поселения, к числу должностных обязанностей которого относится содействие организации различных мероприятий. По распоряжению главы администрации действие трудового договора с Б. прекращено и она уволена со службы на основании пункта 3 части 1 статьи 19 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» в связи с несоблюдением ограничений, связанных с муниципальной службой, а именно в связи с нахождением в родственных отношениях с Н. Указанной нормой установлено, что, помимо оснований для расторжения трудового договора, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации, трудовой договор с муниципальным служащим может быть также расторгнут по инициативе представителя нанимателя (работодателя) в случае несоблюдения ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой и установленных статьями 13, 14, 14.1 и 15 названного федерального закона. В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 13 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» гражданин не может быть принят на муниципальную службу, а муниципальный служащий не может находиться на муниципальной службе в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов или супруги детей) с муниципальным служащим, если замещение должности муниципальной службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому. Из содержания приведенной нормы следует, что при разрешении споров, связанных с увольнением муниципальных служащих на основании пункта 3 части 1 статьи 19 этого же федерального закона, необходимо исходить из того, что увольнению по инициативе работодателя подлежит тот из муниципальных служащих, который принят на службу с нарушением установленных законом ограничений и запретов, поскольку иное толкование и применение указанной нормы права может повлечь злоупотребление работодателями своими полномочиями и дискриминацию трудовых прав граждан. Учитывая, что Б. была принята на работу ранее состоящей с нею в свойстве Н. и факт непосредственной подчиненности по роду службы Н. истцу, замещающей должность заместителя председателя главы муниципального образования, не установлен, суд пришел к выводу, что сам по себе факт состояния в свойстве не является достаточным основанием для прекращения служебных отношений с истцом.

Обязанность по представлению сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера возлагается на государственных и муниципальных служащих в зависимости от включения занимаемых ими должностей в соответствующие перечни.

Пример. Решением городского суда К. была восстановлена на муниципальной службе в должности ведущего специалиста юридического отдела администрации муниципального района, с которой она была уволена на основании пункта 3 статьи 19 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» по причине непредставления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. Разрешая спор и руководствуясь частью 1 статьи 15 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», а также пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 года N 557 «Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей», суд пришел к выводу о том, что обязанность муниципальных служащих по представлению соответствующих сведений не может считаться установленной непосредственно частью 1 статьи 15 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» и условием ее возложения на конкретного служащего является определение перечня должностей муниципальных служащих, на которые она распространяется, и включение в этот перечень должности, замещаемой конкретным муниципальным служащим. Обязанность по представлению сведений о доходах, об имуществе и об имущественных обязательствах возлагается на государственных и муниципальных служащих в зависимости от включения занимаемых ими должностей в соответствующие перечни. Судом при разрешении спора было установлено, что решением совета муниципального района от 24 сентября 2009 года утвержден Перечень должностей муниципальной службы в органах местного самоуправления муниципального района, при назначении на которые граждане и при замещении которых муниципальные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также аналогичные сведения своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. Пунктом 2 указанного решения руководителям органов местного самоуправления муниципального района рекомендовано до 1 декабря 2009 года утвердить своими правовыми актами соответствующие перечни должностей муниципальной службы. Во исполнение указанного решения постановлением администрации муниципального района от 28 декабря 2009 года утвержден Перечень должностей муниципальной службы в администрации, при назначении на которые граждане и при замещении которых муниципальные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. В указанном перечне должность ведущего специалиста юридического отдела администрации муниципального района, которую занимала К., поименована не была. Впоследствии, постановлением администрации муниципального района от 29 июня 2011 года внесены изменения в постановление от 28 декабря 2009 года, которыми в перечень должностей включена должность ведущего специалиста юридического отдела. Однако судебным решением от 11 декабря 2012 года постановление администрации признано недействующим со дня принятия. Таким образом, по состоянию на 30 апреля 2012 года должность муниципальной службы, которую занимала К., не была в установленном законом порядке включена в перечень должностей, при замещении которой она обязана представлять необходимые сведения о доходах, об имуществе и об обязательствах имущественного характера. Следовательно, на истца на 30 апреля 2012 года не распространялась обязанность по представлению необходимых сведений. Наличие в должностной инструкции истца обязанности представлять сведения о доходах не может служить основанием к отказу в удовлетворении иска, поскольку такая обязанность в соответствии с действующим законодательством могла возникнуть у истца только в случае включения занимаемой ею должности в соответствующий перечень в установленном законом порядке. При таких обстоятельствах увольнение истца было признано судом незаконным.

 

Порядок применения дисциплинарных взысканий.

Особенности порядка применения дисциплинарных взысканий за совершение коррупционных проступков установлены статьей 59.3 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Согласно этому порядку применение взысканий за совершение коррупционных проступков осуществляется представителем нанимателя на основании доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы соответствующего государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений.

Проверка полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 года N 1065. Если доклад о результатах проверки направляется представителем нанимателя в комиссию по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов, то взыскание применяется также и на основании рекомендации указанной комиссии. Порядок работы названной комиссии установлен Положением о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 года N 821.

Дисциплинарные взыскания применяются не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении государственным служащим дисциплинарного коррупционного проступка.

 

Пример. П. обратилась в районный суд, оспаривая приказ начальника таможни о наложении на нее дисциплинарного взыскания в виде выговора. П. полагала, что ответчиком был нарушен срок привлечения ее к дисциплинарной ответственности. Представители ответчика иск не признали и пояснили, что месячный срок для привлечения к дисциплинарной ответственности не был пропущен — его следует исчислять с 1 августа 2012 года, когда комиссия по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (далее — Комиссия) на своем заседании установила факт дисциплинарного проступка. Разрешая спор, суд установил, что истец состоит на государственной гражданской службе, замещая должность государственного таможенного инспектора отдела товарной номенклатуры и торговых ограничений таможни. 10 апреля 2012 года П. представила в отдел кадров таможни справку о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера федерального государственного служащего, в разделе 1 которой не указала сведения о доходе от продажи автомобиля. О том, что истец в справке указала неполные сведения о своих доходах и, в частности, не указала полученный ею в 2011 году доход от продажи автомобиля, представителю нанимателя стало известно 29 июня 2012 года, когда в таможню поступило представление прокурора об устранении нарушений законодательства о противодействии коррупции. В этот же день руководитель таможни распорядился провести проверку, что усматривается из соответствующей резолюции на тексте представления. От истца было истребовано первое письменное объяснение, которое она представила 16 июля 2012 года. По результатам этой проверки отделом кадров была подготовлена докладная записка от 18 июля 2012 года, переданная руководителю таможни, который посчитал необходимым данный вопрос рассмотреть на заседании Комиссии. На своем заседании 1 августа 2012 года Комиссия приняла решение рекомендовать начальнику таможни провести проверку и привлечь истца к дисциплинарной ответственности. В соответствии с приказом от 8 августа 2012 года N 765 была назначена проверка, которая 31 августа 2012 года была завершена и по которой было утверждено соответствующее заключение. В период с 21 по 30 августа 2012 года П. пребывала в дополнительном оплачиваемом отпуске. Приказом начальника таможни от 11 сентября 2012 года истцу был объявлен выговор за ненадлежащее выполнение обязанностей государственного гражданского служащего, выразившееся в том, что она не указала в справке сведения о доходе, полученном от продажи автомобиля. Таким образом, дисциплинарное взыскание в отношении истца было применено за пределами месячного срока, то есть даже ко дню подписания приказа о назначении служебной проверки установленный Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации» срок применения взыскания уже истек. Исчисление ответчиком срока применения дисциплинарного взыскания с 1 августа 2012 года основано на неверном толковании норм права, регулирующих порядок применения взыскания, в соответствии с которыми время, отведенное представителю нанимателя с момента обнаружения проступка, должно быть использовано на выявление обстоятельств совершения проступка, обстоятельств, способствующих его совершению и установлению степени вины гражданского служащего, на анализ предшествующих результатов исполнения им своих служебных обязанностей. Установив данные обстоятельства и руководствуясь частью 3 статьи 59.3 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», согласно которой дисциплинарные взыскания применяются не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении гражданским служащим коррупционного правонарушения, не считая периода временной нетрудоспособности гражданского служащего, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам, а также времени проведения проверки и рассмотрения ее материалов комиссией по урегулированию конфликтов интересов, суд удовлетворил требования истца.

Федеральный закон от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не устанавливает особенностей исчисления сроков применения дисциплинарного взыскания за совершение коррупционного проступка.

Пример. Л. обратился в суд с иском к управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по субъекту Российской Федерации, межмуниципальному отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула. Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда, исковые требования Л. удовлетворены. При разрешении спора судом установлено, что приказом от 20 августа 2001 года Л. принят на службу в органы внутренних дел. Приказом управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по субъекту Российской Федерации майор полиции Л., замещавший должность эксперта, уволен 10 декабря 2012 года на основании пункта 3 части 4 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с утратой доверия (непредставление сотрудником органов внутренних дел сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений). В названном приказе основанием увольнения истца указан доклад от 10 декабря 2012 года. Данный доклад был составлен начальником управления по работе с личным составом управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по субъекту Российской Федерации по результатам проведенной проверки достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представленных майором полиции Л. В ходе проверки выявлено, что в справках о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представленных истцом за 2009 — 2011 годы, содержатся недостоверные и неполные сведения. Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что факт представления неполных и недостоверных сведений о доходах за 2009 — 2011 годы является грубым нарушением служебной дисциплины, в связи с чем при наложении дисциплинарного взыскания должен быть соблюден порядок привлечения сотрудника к дисциплинарной ответственности. Установив, что привлечение истца к дисциплинарной ответственности имело место по истечении шести месяцев со дня совершения дисциплинарных проступков по каждому случаю подачи недостоверных сведений, и учитывая, что 24 августа 2012 года за нарушение обязанности предоставить полные и достоверные сведения за 2011 год истцу было объявлено публично замечание в устной форме, суд пришел к выводу о незаконности увольнения Л. со службы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации согласилась с указанными выводами и отметила, что судами первой и апелляционной инстанций правомерно был проверен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности, также указала следующее. Обязанность представлять в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей возложена на сотрудника полиции в силу пункта 10 части 1 статьи 27 Федерального закона «О полиции». В соответствии со статьей 30.1 Федерального закона «О полиции» за несоблюдение ограничений и запретов, неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции поименованным федеральным законом, Федеральным законом «О противодействии коррупции», налагаются дисциплинарные взыскания, предусмотренные федеральным законом, определяющим порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел. В данном случае таким законом является Федеральный закон от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Часть 2 статьи 49 названного закона содержит исчерпывающий перечень случаев нарушений служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел, являющихся грубыми. Согласно пункту 13 части 2 указанной статьи грубым нарушением служебной дисциплины является непредставление сотрудником сведений (представление заведомо недостоверных или неполных сведений) о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. Виды дисциплинарных взысканий, налагаемых на сотрудников органов внутренних дел в случае нарушения ими служебной дисциплины, перечислены в статье 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». К ним относятся: замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел, увольнение со службы в органах внутренних дел. Основания увольнения сотрудника органов внутренних дел со службы в органах внутренних дел предусмотрены статьей 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии с пунктом 6 части 2 данной статьи сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в связи с грубым нарушением служебной дисциплины, а согласно пункту 22 части 2 этой статьи — в связи с утратой доверия. На основании пункта 3 части 4 статьи 82 указанного федерального закона сотрудник органов внутренних дел подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае непредставления сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, таких же сведений относительно своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений. Таким образом, увольнение за нарушение, допущенное истцом, возможно по двум основаниям: как за грубое нарушение служебной дисциплины, так и в связи с утратой доверия.

При этом, учитывая, что непредставление сотрудником органов внутренних дел сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений в силу части 2 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» отнесено к грубым нарушениям служебной дисциплины и в силу части 9 статьи 8 Федеральный закон от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» является правонарушением, влекущим наложение дисциплинарного взыскания, при увольнении за данное нарушение по любому из указанных выше оснований необходимо соблюдать порядок наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренный Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ.

В соответствии с частью 7 статьи 51 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342- ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» дисциплинарное взыскание не может быть наложено на сотрудника органов внутренних дел по истечении шести месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка, а по результатам ревизии или проверки финансовохозяйственной деятельности — по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка. В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке, а также время производства по уголовному делу.

Согласно части 3 статьи 50 названного федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ за каждый случай нарушения служебной дисциплины на сотрудника органов внутренних дел может быть наложено только одно дисциплинарное взыскание.

Суд признал установленным, что декларация за 2009 год с недостоверными сведениями была представлена истцом 15 апреля 2010 года, декларация за 2010 год — в марте 2011 года, декларация за 2011 год — в феврале 2012 года, а дисциплинарное взыскание в виде увольнения наложено на истца в декабре 2012 года, то есть с пропуском шестимесячного срока, исчисляемого со дня совершения дисциплинарного проступка, в данном случае — со дня представления деклараций с недостоверными и неполными сведениями.

Кроме того, суд принял во внимание, что в августе 2012 года за непредставление сведений за 2011 год о находящемся в пользовании истца, его супруги и ребенка земельном участке истец уже был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания в устной форме, в связи с чем в силу части 3 статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» за то же нарушение служебной дисциплины он не мог быть повторно подвернут дисциплинарному взысканию в виде увольнения со службы. Таким образом, суд, руководствуясь требованиями закона, восстановил истца на службе в прежней должности и взыскал в его пользу с ответчиков денежное довольствие за время вынужденного прогула.

 

Особенности дисциплинарной ответственности работников государственных корпораций и государственных компаний.

На работников государственных корпораций и государственных компаний распространяются нормы трудового законодательства, так как основанием возникновения трудовых правоотношений с ними является трудовой договор. Поэтому следует также иметь в виду, что порядок привлечения к дисциплинарной ответственности работников государственных корпораций и государственных компаний осуществляется по общим правилам, установленным ст. 193 ТК РФ.

Поскольку для работников государственных корпораций и государственных компаний законодателем установлены дополнительные обязанности по сравнению с другими работниками, чей труд регулируется нормами ТК РФ, а также установлены некоторые запреты и ограничения, поэтому их нарушение также может послужить основанием для применения к ним одного из трех видов дисциплинарных взысканий, предусмотренных ч. 1 ст. 192 ТК РФ, — замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

П. 2 Постановления Правительства РФ от 21 августа 2012 г. № 841 «О соблюдении работниками государственных корпораций и государственных компаний положений статьи 349.1 Трудового кодекса РФ» установлено:

— запреты, предусмотренные п. п. 5 и 6 ч. 4 ст. 349.1 ТК РФ, распространяются на всех работников государственной корпорации и государственной компании, независимо от замещаемых ими должностей;

— запреты, предусмотренные п. п. 1 — 4 и 7 — 11 ч. 4 ст. 349.1 ТК РФ, распространяются на работников государственной корпорации и государственной компании, замещающих должности, назначение на которые и освобождение от которых осуществляются Президентом РФ или Правительством РФ, или другие должности, включенные в перечень, установленный локальным нормативным актом государственной корпорации или государственной компании.

Следовательно, нарушение работником государственной корпорации и государственной компании обязательств и невыполнение запретов, предусмотренных ст. 349.1 ТК РФ, являются объектами дисциплинарного проступка. Объективными сторонами дисциплинарного проступка за невыполнение обязанностей и запретов, возложенных на работника государственной корпорации или государственной компании ст. 349.1 ТК РФ, выступают вредные последствия и прямая связь между ними и действием (бездействием) нарушителя обязанностей и запретов. Остановимся на некоторых проблемах применения дисциплинарных взысканий к работникам государственных корпораций и государственных компаний.

Из анализа положений п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ следует: расторгнуть трудовой договор по указанному основанию можно при условии, что работник обязан совершать действия по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, представлять сведения о доходах и имуществе и т.п. и указанные действия (бездействие) дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя. Законодатель не предусмотрел проведения проверки в отношении работника государственной компании или государственной корпорации на наличие в его действиях личной заинтересованности или конфликта интересов, а также проверки правильности представления сведений о доходах и имуществе в ТК РФ, но предоставил право использовать законодательство РФ о противодействии коррупции.

В государственных корпорациях и компаниях принимаются положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых лицами, претендующими на замещение должностей, и работниками государственной корпорации и государственной компании, и положения о соблюдении работниками государственной корпорации и государственной компании требований к служебному поведению, создаются комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов.

См., например: Положение о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых лицами, претендующими на замещение должностей Госкорпорации «Росатом», и работниками Госкорпорации «Росатом», и соблюдения работниками Госкорпорации «Росатом» требований к служебному поведению, утв. Приказом Госкорпорации «Росатом» от 25 июня 2013 г. № 1/676-П; Приказ Внешэкономбанка от 1 августа 2014 г. № 732 «О внесении изменений в Положение о Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников Внешэкономбанка и урегулированию конфликта интересов»; Приказ Внешэкономбанка от 1 июля 2013 г. № 533 «О комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников Внешэкономбанка и урегулированию конфликта интересов».

 

Увольнение (освобождение от должности) лиц, замещающих государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, муниципальные должности, в связи с утратой доверия.

Согласно статье 192 ТК РФ к дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81, пунктом 1 статьи 336, а также пунктами 7 или 7.1 части первой статьи 81 ТК РФ в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Трудовой договор может быть расторгнут работодателем, в том числе в следующих случаях:

— однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, выразившегося в разглашении охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашении персональных данных другого работника (подпункт «в» пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ);

— совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя (пункт 7 части первой статьи 81 ТК РФ);

— принятия необоснованного решения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями и главным бухгалтером, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации (пункт 9 части первой статьи 81 ТК РФ);

— однократного грубого нарушения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей (пункт 10 части первой статьи 81 ТК РФ). Ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции предусматривает возможность увольнения (освобождения от должности) в связи с утратой доверия лиц, замещающих государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, муниципальные должности.

В части 1 данной статьи определен исчерпывающий перечень случаев, в которых осуществляется такое увольнение, а также предусмотрено, что такое увольнение осуществляется в порядке, предусмотренном федеральными конституционными законами, федеральными законами, законами субъектов РФ, муниципальными нормативными правовыми актами. Предусмотренные в ч. 1 ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции случаи увольнения в связи с утратой доверия представляют собой не что иное, как случаи нарушения ограничений и обязанностей, налагаемых в соответствии со ст. 12.1 Закона о противодействии коррупции на лиц, замещающих государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, муниципальные должности. Отдельно в ч. 3 ст. 7.1 данного Закона предусмотрен случай освобождения от замещаемой (занимаемой) должности в связи с утратой доверия при несоблюдении установленного указанной статьей запрета отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами. В части 2 ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции предусмотрен еще один случай увольнения лица, замещающего государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ, муниципальную должность, в связи с утратой доверия: лицо, замещающее соответствующую должность, которому стало известно о возникновении у подчиненного ему лица личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению (освобождению от должности) также в случае непринятия лицом, замещающим соответствующую должность, мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчиненное ему лицо. Ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции введена Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 329-ФЗ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции. Этим же Законом внесены соответствующие изменения в федеральные законы, регламентирующие замещение государственных должностей РФ, государственных должностей субъектов РФ, муниципальных должностей.

Так, в Федеральный закон «О государственной гражданской службе РФ» введена статья 59.2 «Увольнение в связи с утратой доверия», в соответствии с ч. 1 которой государственный гражданский служащий подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае:

1) непринятия гражданским служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;

2) непредставления гражданским служащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;

3) участия гражданского служащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;

4) осуществления гражданским служащим предпринимательской деятельности;

5) вхождения гражданского служащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории РФ их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ;

6) нарушения гражданским служащим, его супругой (супругом) и несовершеннолетними детьми запрета открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами.

Соответственно ч. 2 ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции в ч. 2 указанной ст. 59.2 Федерального закона «О государственной гражданской службе РФ» предусмотрено, что представитель нанимателя, которому стало известно о возникновении у государственного гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия представителем нанимателя мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчиненный ему гражданский служащий.

 

Увольнение (освобождение от должности) лиц, замещающих (занимающих) должности в Центральном банке РФ, государственных корпорациях, иных организациях, созданных Российской Федерацией на основании федеральных законов, в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, в связи с утратой доверия.

В ст. 13.2 Закона о противодействии коррупции предусмотрена возможность увольнения (освобождения от должности) в связи с утратой доверия лиц, занимающих должности в Банке России, лиц, замещающих должности в государственных корпорациях, ПФР, ФСС России, ФФОМС, иных организациях, созданных Россией на основании федеральных законов, отдельные должности на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами.

При этом указано, что случаи такого увольнения устанавливаются федеральными законами. Частные случаи такого увольнения предусмотрены положениями ч. 3 ст. 7.1, ч. 9 ст. 8 и ч. 2 ст. 8.1 Закона о противодействии коррупции. Сам же Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 231-ФЗ принят в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Этим же Федеральным законом от 3 декабря 2012 г. № 231-ФЗ в ч. 1 ст. 81 ТК РФ введен пункт 7.1, в котором предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях непринятия работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя.

С учетом того, что такое увольнение согласно ч. 3 ст. 192 ТК РФ является мерой дисциплинарного взыскания, подлежат учету следующие разъяснения, данные в п. 52 Постановления Пленума ВС России от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ»: увольнение по указанному основанию допускается не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работника (ч. 3 ст. 193 данного Кодекса); дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня его совершения; в указанные сроки не включается время производства по уголовному делу (ч. 4 ст. 193 данного Кодекса).

 

Вопрос 4. Административная ответственность граждан, юридических лиц и должностных лиц за коррупционные правонарушения.

Нормативным правовым актом, устанавливающим административную ответственность, является Кодекс РФ об административных правонарушениях (далее — КОАП).

Кодекс РФ об административных правонарушениях содержит более 20 составов административных правонарушений коррупционного характера, среди которых можно выделить такие, как:

— статья 5.16 «Подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах»

— статья 5.20 «Незаконное финансирование избирательной кампании, кампании референдума, оказание запрещенной законом материальной поддержки, связанные с проведением выборов, референдума, выполнение работ, оказание услуг, реализация товаров бесплатно или по необоснованно заниженным (завышенным) расценкам»

— статья 5.45 «Использование преимуществ должностного или служебного положения в период избирательной кампании, кампании референдума»

— статья 5.47 «Сбор подписей избирателей, участников референдума в запрещенных местах, а также сбор подписей лицами, которым участие в этом запрещено федеральным законом»

— статья 5.50 «Нарушение правил перечисления средств, внесенных в избирательный фонд, фонд референдума»,

— статья 5.57 «Нарушение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся образовательных организаций»;

— статья 6.29 «Невыполнение обязанностей о представлении информации о конфликте интересов при осуществлении медицинской деятельности и фармацевтической деятельности»,

— статья 7.27 «Мелкое хищение» (в случае совершения соответствующего действия путем присвоения или растраты)

— статья 7.30 «Нарушение порядка размещения заказа на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков»

— статья 14.9 «Ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления»

— статья 19.28 «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица»

— статья 19.29 «Незаконное привлечение к трудовой деятельности государственного служащего (бывшего государственного служащего)»

— ст. 19.30 «Нарушение требований к ведению образовательной деятельности и организации образовательного процесса» и другие.

За совершение административные правонарушения коррупционной направленности могут устанавливаться и применяться следующие административные наказания:

— административный штраф;

— административный арест;

— дисквалификация.

Для признания указанного административного правонарушения (ст. 5.57) коррупционным необходимо установить наличие конфликта интересов и корыстный характер взаимоотношений потенциальных или реальных обучающихся с должностными лицами образовательной организации.

Очень часто за реализацию и так непосредственно определенных Законом «Об образовании» прав обучающихся должностные лица намекают на взятку, подарок или иное предоставление имущественной выгоды. Как следствие, при этом они злоупотребляют своими должностными полномочиями.

Обратим внимание, что если при совершении деяния, предусмотренного ст. 5.57 КоАП России, имеются признаки составов иных административных правонарушений или даже признаки состава преступления, то ответственность должна наступать по совокупности составов соответствующих противоправных деяний.

Заметим, что санкции указанной статьи не предусматривают административного наказания для физических лиц, т.е. «рядовые педагогические работники», а также технические специалисты не несут административной ответственности по соответствующей статье, но в то же время они могут субъектами некоторых из вышеуказанных административных правонарушений. Поэтому, в ст. 5.57 «Нарушение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся образовательных организации» КоАП России целесообразно предусмотреть ответственность физических лиц, в связи с чем они будут субъектами соответствующего административного правонарушения.

В этой связи к данным субъектам можно будет отнести как профессорско-преподавательский состав, так и технических специалистов, которые не являются должностными лицами образовательных организаций. Помимо всего прочего, необходимо сказать, что эффективным правовым средством противодействия данному административному правонарушению здесь будет являться административный контроль за указанными должностными лицами образовательных организаций и, соответственно, за образовательной деятельностью юридического лица в целом.

Кроме того, действенным административно-правовым средством в данном аспекте может быть также применение мер дисциплинарной ответственности к должностным лицам вплоть до их увольнения в связи с утратой доверия за совершение или попытку совершения ими указанного административного правонарушения.

Также возможно применение административной ответственности в виде дисквалификации учредителей данного юридического лица либо административного приостановления деятельности самой образовательной организации.

В настоящее время в качестве меры административной ответственности за совершение данного правонарушения предусмотрен только административный штраф от десяти до пятидесяти тысяч рублей для должностных лиц и от пятидесяти до двухсот тысяч для юридических лиц. Закрепленные суммы административных штрафов являются весьма небольшими, их выплата будет незначительной имущественной потерей для образовательной организации с достаточно существенным оборотом денежных средств, получаемых от предоставления тех или иных образовательных услуг.

Обратим внимание, что только повторное совершение должностным лицом правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.57 КоАП РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 5.57 КоАП РФ влечет для должностного лица дисквалификацию на срок от одного года до двух лет. Таким образом, для эффективного противодействия данному административному правонарушению было бы вполне оправданно усилить меры административной ответственности за его совершение, а также определить в качестве субъекта административной ответственности работников образовательных организаций, не имеющих статуса должностного лица. Далее рассмотрим еще один состав административного правонарушения, объектом посягательства которого являются общественные отношения, складывающиеся в сфере здравоохранения.

Так, ст. 6.29 «Невыполнение обязанностей о представлении информации о конфликте интересов при осуществлении медицинской деятельности и фармацевтической деятельности» КоАП России предусматривает административную ответственность медицинских работников и фармацевтических работников. Ответственность предусмотрена за деяния, выраженные в форме бездействия и состоящие в неисполнении возложенных на медицинского работника обязанностей, которое заключается в непредставлении им информации о возникновении конфликта интересов руководителю медицинской организации, в которой он работает, либо фармацевтическим работником — руководителю соответствующей аптечной организации.

Регламентация соответствующей обязанности дается в ст. 75 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Кроме того, административной ответственности также подлежат руководитель медицинской или аптечной организации.

В частности, они несут ответственность за непредставление или несвоевременное представление уведомления о возникновении конфликта интересов медицинского или фармацевтического работника в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, а также ответственность несет индивидуальный предприниматель, осуществляющий медицинскую или фармацевтическую деятельность, за непредставление информации о возникновении конфликта интересов в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

Статья 19.28 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) устанавливает меры ответственности за незаконное вознаграждение от имени юридического лица (незаконные передача, предложение или обещание от имени или в интересах юридического лица должностному лицу, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера, предоставление имущественных прав за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации действия (бездействие), связанного с занимаемым ими служебным положением, влечет наложение на юридическое лицо административного штрафа).

Статья 19.28 КоАП РФ не устанавливает перечень лиц, чьи неправомерные действия могут привести к наложению на организацию административной ответственности, предусмотренной данной статьей. Судебная практика показывает, что обычно такими лицами становятся руководители организаций. Незаконное привлечение к трудовой деятельности бывшего государственного (муниципального) служащего Организации должны учитывать положения статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции», устанавливающие ограничения для гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового или гражданско-правового договора.

В частности, работодатель при заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами РФ, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы. Порядок представления работодателями указанной информации закреплен в постановлении Правительства РФ от 8 сентября 2010 г. № 700. Названные требования, исходя из положений пункта 1 Указа Президента РФ от 21 июля 2010 г. № 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции», распространяются на лиц, замещавших должности федеральной государственной службы, включенные в раздел I или раздел II перечня должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденного Указом Президента РФ от 18 мая 2009 г. № 557, либо в перечень должностей, утвержденный руководителем государственного органа в соответствии с разделом III названного перечня.

Перечни должностей государственной гражданской службы субъектов РФ и муниципальной службы утверждаются органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления (пункт 4 Указа Президента РФ от 21 июля 2010 г. № 925).

Неисполнение работодателем обязанности, предусмотренной частью 4 статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции», является правонарушением и влечет в соответствии со статьей 19.29 КоАП РФ ответственность в виде административного штрафа.

Рассмотрение дел о совершенных за пределами России правонарушениях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ, отнесено к компетенции районных судов, притом что рассматриваться они будут по месту нахождения прокуратуры, возбудившей указанное дело.

Частью 1 ст. 4.5 КоАП РФ установлен срок давности привлечения к ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 19.28 КоАП РФ, — шесть лет со дня совершения.

Вместе с тем, как указано в Определении КС РФ от 05.06.2014 № 1308-О, в случае, когда коррупционные деяния от имени юрлица или в его интересах совершаются с уведомлением и под контролем правоохранительных органов, преднамеренность в поведении физлица отсутствует, и, соответственно, ни состав преступления, им совершенного, ни состав административного правонарушения, совершенного юрлицом, не образуются, а указанные лица не подлежат ответственности.

В соответствии со ст. 19.29 КоАП РФ административным правонарушением признается привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом «О противодействии коррупции».

Объективная сторона состава данного административного правонарушения, в частности, выражается в нарушении требований ч. 4 ст. 12 этого Закона:

— в ненаправлении сообщения работодателем о заключении трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение в организации в течение месяца работ (оказание организации услуг) стоимостью более ста тысяч рублей с гражданином при названных условиях;

— в нарушении десятидневного срока со дня заключения трудового договора или гражданско-правового договора, установленного нормативными правовыми актами для направления указанного сообщения. Административная ответственность по ст. 19.29 КоАП РФ наступает также в случае невыполнения иных требований Федерального закона «О противодействии коррупции».

Несоблюдение работодателем (заказчиком работ, услуг) обязанности, предусмотренной ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции», в отношении бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего должность, включенную в перечни, утвержденные нормативными правовыми актами РФ, образует объективную сторону состава административного правонарушения по ст. 19.29 КоАП РФ.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ, заключается в противоправном бездействии, выразившемся в неуведомлении представителя нанимателя (работодателя) по прежнему месту службы принимаемого на работу бывшего государственного или муниципального служащего.

Поскольку наступление вредных последствий не является квалифицирующим признаком объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 19.29 КоАП РФ, отсутствие указанных последствий не свидетельствует о малозначительности совершенного правонарушения.

Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в данном случае не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, а в ненадлежащем отношении работодателя к исполнению своих обязанностей.

Обратим внимание, что ст. 19.30 «Нарушение требований к ведению образовательной деятельности и организации образовательного процесса» КоАП России предусматривает административную ответственность должностных лиц и юридических лиц за:

1) нарушение установленных законодательством об образовании требований к ведению образовательной деятельности, выразившееся в ведении образовательной деятельности представительствами образовательных организаций или нарушении правил оказания платных образовательных услуг;

2) реализацию не в полном объеме образовательных программ в соответствии с учебным планом либо неправомерный отказ в выдаче документов об образовании и (или) о квалификации;

3) выдачу организацией, осуществляющей образовательную деятельность, по не имеющим государственной аккредитации образовательным программам документов об образовании, документов об образовании и о квалификации установленного в соответствии с законодательством об образовании образца;

4) умышленное искажение результатов государственной итоговой аттестации и предусмотренных законодательством об образовании олимпиад школьников, а равно нарушение установленного законодательством об образовании порядка проведения государственной итоговой аттестации;

5) нарушение установленного законодательством об образовании порядка приема в образовательную организацию.

Заметим, что физические лица, которые не имеют статуса должностного лица, а их в образовательной организации работает большинство, несут административную ответственность, при наличии соответствующих оснований, в виде административного штрафа от трех до пяти тысяч рублей. А согласно п. 4 ст. 19.30 КоАП России административная ответственность для граждан установлена за умышленное искажение результатов государственной итоговой аттестации либо за нарушение порядка проведения такой аттестации.

Исключение граждан из субъектов административного правонарушения по иным деяниям, предусмотренным данной статьей, представляется не совсем целесообразным, поскольку вышеуказанные административные правонарушения может совершить работник образовательной организации, не относящийся к категории должностных лиц.

Для определения указанных административных правонарушений как коррупционных необходимо во всех случаях определение таких субъективных факторов, как корыстный мотив, имущественная выгода, которые являются движущими факторами совершения обозначенных административных правонарушений. При этом соответствующая выгода предоставляется лицами, которые непосредственно заинтересованы в таких нарушениях законодательства об образовании.

Если же соответствующие административные правонарушения совершались при отсутствии корыстного мотива и конфликта интересов, а по причине, например, незнания виновными лицами положений законодательства об образовании, требований руководства, халатности, то их коррупционными правонарушениями признать нельзя, несмотря даже на то что они посягают на установленный порядок ведения образовательной деятельности.

Следовательно, не все противоправные деяния, связанные с нарушением работниками, которые осуществляют свои трудовые функции в образовательных организациях, можно отнести к категории коррупционных административных и дисциплинарных правонарушений. Однако следует учитывать то обстоятельство, что даже при отсутствии корыстного мотива у нарушителя совершенное им административное правонарушение может быть расценено как коррупциогенный фактор.

В этой связи даже при отсутствии подкупа данных субъектов их необходимо привлекать к административной ответственности.

Связано это с тем, что применение только общественного порицания либо наложение только дисциплинарных взысканий за подобные действия сформирует у человека ощущение безнаказанности, что может в дальнейшем способствовать вступлению его в коррупционные связи и отношения с теми лицами, в пользу которых за определенное вознаграждение (взятку) могут быть совершены вышеуказанные противоправные деяния.

На потенциальную коррупциогенность административного правонарушения, которое предусмотрено ст. 19.30 КоАП России, должно всячески указываться контрольно-надзорными органами при проведении ими профилактических антикоррупционных мероприятий в образовательных организациях.

 

Вопрос 5. Уголовная ответственность за преступления коррупционной направленности.

В Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ETS № 173), а вслед за ней и в Конвенции ООН против коррупции говорится о целом ряде деяний, к признанию которых в качестве уголовно наказуемых принимает законодательные и другие меры каждое государство — участник соответствующей Конвенции (следует упомянуть, что существует также Дополнительный протокол к Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ETS № 191), однако Россия в нем не участвует; см. комментарий к ст. 4 Закона).

Так, глава III «Криминализация и правоохранительная деятельность» Конвенции ООН против коррупции наряду с прочим включает в себя статьи о подкупе национальных публичных должностных лиц (ст. 15), о подкупе иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций (ст. 16), о хищении, неправомерном присвоении или ином нецелевом использовании имущества публичным должностным лицом (ст. 17), о злоупотреблении влиянием в корыстных целях (ст. 18), о злоупотреблении служебным положением (ст. 19), о незаконном обогащении (ст. 20), о подкупе в частном секторе (ст. 21), о хищении имущества в частном секторе (ст. 22), об отмывании доходов от преступлений (ст. 23), о сокрытии (ст. 24), о воспрепятствовании осуществлению правосудия (ст. 25).

Нормативным правовым актом, устанавливающим уголовную ответственность, является Уголовный кодекс РФ. Как отмечено во вводной части Постановления Пленума ВС России от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», в целях уголовно-правового обеспечения противодействия коррупции и в интересах выполнения международных обязательств УК РФ устанавливает ответственность за совершение коррупционных преступлений. Перечень коррупционных преступлений Уголовным кодексом РФ прямо не устанавливается.

К преступлениям коррупционной направленности относятся противоправные деяния связанные с злоупотреблением служебным положением, дачей взятки, получением взятки, злоупотреблением полномочиями, коммерческий подкуп либо иным незаконным использованием физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение вышеуказанных деяний от имени или в интересах юридического лица.

Так, например, в соответствии с Указанием Генпрокуратуры России № 744-11 и МВД России № 3 от 31.12.2014 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса РФ, используемых при формировании статистической отчетности», к преступлениям коррупционной направленности относятся:

— внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (статья 285.3),

— воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ);

— дача взятки (ст. 291 УК РФ);

— злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ);

— злоупотребление полномочиями (статья 201),

— коммерческий подкуп (статья 204),

— мошенничество с использованием своих служебных полномочий (ст. 159 УК РФ)

— незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ);

— неправомерное присвоение или иное нецелевое использование бюджетных средств (ст. 285.1 УК РФ и ст. 285.2 УК РФ);

— нецелевое расходование бюджетных средств (статья 285.1),

— нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов (статья 285.2),

— подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (статья 309),

— получение взятки (ст. 290 УК РФ);

— посредничество во взяточничестве (статья 291.1),

— превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ)

— присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ); — провокация взятки (ст. 304 УК РФ);

— регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ);

— служебный подлог и внесение заведомо ложных сведений (ст. 292 УК РФ и ст. 285.3 УК РФ);

— халатность (ст. 293 УК РФ).

За преступления коррупционной направленности Уголовным кодексом РФ предусмотрены следующие виды наказаний:

— штраф;

— лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

— обязательные работы;

— исправительные работы;

— принудительные работы;

— ограничение свободы;

— лишение свободы на определенный срок.

 

Взятка 290, 291.2 УК РФ

Гражданин, давший взятку, может быть освобожден от ответственности, если:

  • установлен факт вымогательства;
  • гражданин добровольно сообщил в правоохранительные органы о содеянном;
  • гражданин активно способствовал раскрытию и (или) расследованию преступления.

Не может быть признано добровольным заявление о даче взятки, если правоохранительным органам стало известно об этом из других источников.

 

Посредничество 291.1 УК РФ

Гражданин, являющийся посредником во взяточничестве, может быть освобожден от ответственности, если:

  • добровольно сообщил в правоохранительные органы о содеянном;
  • активно способствовал раскрытию и (или) пресечению преступления.

Не может быть признано добровольным заявление о посредничестве во взяточничестве, если правоохранительным органам стало известно об этом из других источников.

 

Коммерческий подкуп 204 УК РФ

Гражданин, совершивший коммерческий подкуп освобождается от ответственности, если:

  • активно способствовал раскрытию и (или) расследованию преступления;
  • в отношении гражданина имело место вымогательство;
  • гражданин добровольно сообщил о коммерческом подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

 

Провокация 304 УК РФ

 

Вопрос 6. Обзор судебной практики применения антикоррупционного законодательства.

 

 

 

 

 

Top